Светлана Филиппова: «Анимация и игровое кино – разные способы “лакировки”» - «Интервью»

18.04.24, 08:15

Светлана Филиппова: «Анимация и игровое кино – разные способы “лакировки”» - «Интервью»


В 2024 году режиссер Светлана Филиппова начала подготовительную работу над своим новым проектом «Фро», основанном на рассказе Андрея Платонова. Филиппова — известный режиссер анимационного кино, художник и книжный график, в прошлом году завершила работу над своим игровым дебютом — полнометражным фильмом «Лиссабон», показанном на фестивале в Выборге.





Корреспондент интернет-портала ПрофиСинема поговорила со Светланой Филипповой как о прошлых работах, так и о новом проекте, о преподавании в школе-студии ШАР, любви к литературе, вдохновении, поисках визуального языка для фильмов и многом другом.





Елена Трусова:
У вас особенное отношение и любовь к литературе, и она прослеживается в ваших работах. «Брут» сделан по мотивам рассказа Людвига Ашкенази, «Митина любовь» — по произведению Бориса Шергина. Сейчас у вас в работе проект по рассказу Андрея Платонова «Фро». Чем вас зацепила эта история? Каково ваше видение и интерпретация этого рассказа? Что для вас самое ценное в этом произведении, что вы хотели бы передать в фильме?





Светлана Филиппова:
Меня цепляет сочетание слов, интонация. С этого возникает желание сделать фильм. Дальнейшая работа — это то, что нельзя назвать экранизацией в строгом смысле. Я отталкиваюсь от текста и стараюсь сохранить то, что между строк, а сюжет и подробности могут во многом измениться. 





Сейчас перечитываю комментарии Набокова к «Евгению Онегину», которые он написал для западных читателей. Это попытка перевести непереводимое. У него есть такой комментарий к строчке Пушкина: «приносят и гитару». Набоков пишет:«Я не могу вполне передать выразительность здесь этого “и”».





Вот с этого у меня начинается работа. Я чувствую и не могу вполне передать выразительность текста. И ищу способы через анимацию, рисунок, ритм, движение камеры передать свое впечатление.
Когда читаю Андрея Платонова, то меня сразу погружает в какое-то особое состояние его свобода в соединении слов и то, как бытовое сталкивается у него с экзистенциальным. Герои Платонова живут в плену нового послереволюционного языка. И красота фразы может изменить жизнь человека, его судьбу, потому что все персонажи Платонова — последовательные в своей страсти люди. Фрося и Федор любят друг друга, но он уезжает далеко «жить как нужно, жить по-настоящему». Он мечтает о «коренном изменении жалкой души человека», а Фрося — о том, чтобы он был рядом. Вернувшись ненадолго, Федор опять уезжает, «чтобы поделать все дела».





— Какие дела? — узнавала Фрося у своего отца.

— Не знаю. Он сказал, ты все знаешь; коммунизм что ль, или еще что-нибудь.





Абсурд, который управляет жизнью человека, привлекает меня в этой истории. Рассказ этот перекликается с «Душечкой» Чехова. Хочется подробнее изучить характер главной героини Фро, которая способна не на самые лучшие поступки в проявлении своей любви.





Елена Трусова:
В какой технике будет сделан фильм? 





Светлана Филиппова:
Я думаю о сочетании нескольких техник. Многослойный рисунок на кальке углем, пастелью, рисунок тушью, коллаж.











Елена Трусова:
Вы – автор иллюстраций к различным литературным произведениям, в том числе к «Чевенгуру» Андрея Платонова, «Темным аллеям» Ивана Бунина, «Левше» Николая Лескова и многим другим. Продолжаете ли вы работу в этой сфере? 





Светлана Филиппова:
Да, через месяц в издательстве «ВИТА НОВА» выйдет «Замок» Кафки с моими иллюстрациями. 





Елена Трусова:
Уже ваш первый анимационный проект – дипломный фильм «Ночь пришла» на Высших курсах сценаристов и режиссеров — стал поистине уникальным. Он сделан в сыпучей технике с помощью кофе и образы из него по-настоящему запоминаются. Можете вспомнить, как вы пришли в анимацию, и рассказать про свое обучение и работу над дебютным проектом?  





Светлана Филиппова:
Я филолог по первому образованию. В начале девяностых увидела по телевизору передачу про отделение режиссеров-мультипликаторов на Высших Режиссерских курсах. Там преподавали тогда Хитрук, Норштейн, Назаров, Хржановский. В передаче показывали отрывки из фильмов выпускников, в том числе Александра Петрова. И я поняла, что хочу там учиться. 
Когда я училась, рассказала Федору Савельевичу Хитруку историю, которую хотела сделать. У него был особый дар чувствовать способности каждого и направлять в нужную сторону. Он показал мне фильм Кэролайн Лиф «Филин женится на гусыне», сделанный в порошковой технике.
Фильм произвел на меня сильное впечатление. Так я начала работать в этой технике.
Снимали тогда на станках и на пленке. Техника очень сложная, нельзя ошибаться. И не было возможности сразу проверить, получилась ли сцена. Нужно было ждать, когда проявят и напечатают пленку. 











Елена Трусова:
Вы практически не делаете перерывов между проектами, сразу после окончания одного переходите к работе над следующим? Расскажите, как к вам приходят идеи для очередного проекта и с какими чувствами вы приступаете к работе над каждым из них?





Светлана Филиппова:
Я стараюсь делать перерывы или после фильма рисовать иллюстрации к книге, чтобы переключаться и отдыхать.
Идеи приходят всегда по-разному. Иногда какие-то воспоминания не отпускают, или книга, к которой возвращаешься. Мне интересны неразрешимые ситуации, живые характеры, чтобы было еще смешно и грустно. 





Елена Трусова:
Школа-студия ШАР играет в вашей творческой и профессиональной жизни большую роль. Здесь вы не только делаете фильмы, но и преподаете режиссуру. Какой вы преподаватель? Помните ли вы ваших учителей и стараетесь ли работать с учениками так же?





Светлана Филиппова:
Я помню первое впечатление от наших преподавателей. По отношению к нам, ученикам, — полное принятие, уважение. Мы много шутили, смеялись в процессе, но результат оценивался строго. Это было даже не в словах. Самое строгое, что мог сказать Хитрук: «Не понимаю. Ищите другое решение». Назаров начинал свою критику словами: «Поправьте меня...» или «В порядке бреда...».
Никаких оценок личности, никакого желания самоутвердиться, скромность и доброта. Дистанция была, но отношения быстро становились дружескими.











Для меня преподавание — это больше общение на равных, а не обучение. Студенты иногда удивляют неожиданными решениями.  Если не удивляют, главная моя задача — сбить с толку, сломать привычный взгляд на способ рассказывания истории, на изобразительное решение и звук. Мы много читаем вместе, смотрим фильмы, разговариваем. Постепенно в разговоре что-то меняется в каждом. За два года люди становятся другими. За этим интересно наблюдать. Это не только в профессии проявляется. 





Елена Трусова:
Вы входите в художественный совет при студии ШАР вместе с Андреем Хржановским, Леонидом Шмельковым, Иваном Максимовым, Екатериной Соколовой и Алексеем Деминым. Решения совета выстраивают стратегию запуска отдельных проектов по степени их актуальности. По каким критериям вы оцениваете проекты и решаете, с какими из них стоит работать?





Светлана Филиппова:
Самое главное — талант автора. Часто оценка начинается даже не с истории, а с изобразительного решения. Рассказать что-то за пять-десять минут, чтобы заставить зрителя плакать и смеяться, очень сложно.
Но в анимации иногда историю словами не расскажешь. Например, в замечательном фильме «Хаммам» Флоранс Мьель женщины моются в бане. Вот и весь сюжет. И так со многими выдающимися работами. 





Елена Трусова:
Редко проекты принимаются сразу и безоговорочно, зачастую худсовет рекомендует их доработать — сделать изменения в сценарии или изобразительной части. Что вы говорите начинающим художникам-аниматорам и какие советы даете в работе над проектами?





Светлана Филиппова:
Никто, кроме автора, не может до конца представить, что получится в результате. И автор в начале работы не знает до конца, как все сложится. Поэтому важно верить в автора, в то, что в процессе он сам придет к каким-то решениям. Что можно сделать — обратить внимание на банальность и предсказуемость решения, посоветовать посмотреть какого-то художника, показать фильм. Я прошу своих студентов прочесть лекции Набокова по русской и зарубежной литературе в начале обучения. Это сразу решает многие проблемы. Иногда в процессе обсуждения приходит какой-то неожиданный поворот сюжета или другая техника исполнения.











Елена Трусова:
Вы — известный режиссер анимационного кино — стали пробовать работать в другом пространстве — пространстве игрового кино. Что сподвигло вас на это решение?





Светлана Филиппова:
Всегда хотела снимать игровое кино, просто не хватало смелости. Это другой способ мышления, другая свобода. Мне этой свободы не хватало в анимации. Несколько лет собирался сценарий. Я не была уверена, что смогу его реализовать. Но обстоятельства так сложились, что все получилось.





Елена Трусова:
Ваш игровой дебют «Лиссабон» посвящен сложностям принятия, переживанию распада семьи и зарождению мечты на фоне происходящих событий. Фильм очень поэтичен, похож на черно-белый сон и проживается, скорее, на эмоциональном уровне. Расскажите, как вы начинали работать с этим проектом и как искали нужный визуальный язык и стилистику?





Светлана Филиппова:
Хотелось показать невидимое. Что скрывается за самыми обычными разговорами и занятиями. Чтобы было что-то, что существует и чувствуется помимо этих разговоров. Это сложно сделать в анимации. И в игровом кино тоже сложно. Герои говорят одно, а имеют в виду другое. И история есть, но она не очевидна. Обычно в кино конфликт проявляется в разговоре. Один хочет одно, другой — другое. Зритель подключается и начинает сопереживать. А в нашей истории люди не говорят о том, чего они хотят. Им страшно говорить о том, что важно для них.





Визуальный язык для каждого фильма обычно придумывается в процессе рисования раскадровки и эскизов.











С оператором Андреем Найденовым мы обсудили каждую сцену. Я показала эскизы и раскадровку, он предложил свои решения, попросил показать фотографии-референсы. Так мы нашли общий язык.





Какие-то решения приходили, когда выбирали объекты для съемок, что-то сложилось случайно. Фильм снимали в Екатеринбурге. Там переменчивая погода: летом то солнце, то короткий дождь. Я захотела это использовать. Так появилась сцена с дождем и шахматистами.
Если не удавалось договориться о дневной смене, то в ночную смену получалось даже лучше. Так сняли ночные зимние кадры в трамвайном депо, когда Анна выходит из трамвая и потом ссорится в машине с Мишей.
Не удалось получить разрешение на съемки на одной центральной улице, и мы перенесли действие в дневной трамвай. Свет был естественный, получилось хорошо. 
Когда смотрели смонтированный материал, Андрей Найденов сказал, что такое чувство, будто все сложилось само собой, без наших усилий.











Елена Трусова:
Вы рассказывали, что для фильма создавали сотни раскадровок в подготовительном периоде производства. Сколько времени у вас занял весь процесс и насколько он отличается от работы над анимационным проектом, где вы тоже создаете очень много раскадровок?





Светлана Филиппова:
Нет, не сотни раскадровок. Но что-то в раскадровке в процессе рисуется заново, потому что очень многое меняется, пока придумывается фильм, и потом, когда уже находим объекты для съемок.





Сценарий был написан к началу 2019 года. Потом начались поиски финансирования и работа над изобразительным решением.
Подготовка — несколько месяцев. Кастинг, планирование, строительство квартир, поиск натуры и т.д. Было двадцать пять смен летом и две смены зимой. Для меня это было очень быстро. И дальше все было быстрее, чем я привыкла.
В анимации больше времени, чтобы подумать и переделать, и это я могу сделать сама. А в игровом кино сложно что-то изменить, потом думаешь, почему по-другому не снял, была же возможность сделать дубль по-другому. Но мешает привычка представлять кадр только так, а не иначе. В анимации же не делаются варианты. Надо сразу все придумывать монтажно.





Елена Трусова:
Фильм «Лиссабон» можно было увидеть в прошлом году на фестивале в Выборге и киносмотре Каро.Арт в программе Остров Русский наряду с такими картинами, как «Блажь» Ильи Поволоцкого, «Отпуск в октябре» Романа Михайлова, «Русские сны» Антона Елисеева и другими фильмами, которые не всегда появляются в российском кинопрокате. Есть ли, на ваш взгляд, у авторского кино возможность приблизится к российскому зрителю, не только через фестивали?





Светлана Филиппова:
Прокатчики не хотят рисковать, сформировано какое-то искаженное представление о вкусах зрителя, которым нужно соответствовать. Вкус нужно воспитывать, а не показывать зрителю только то, что, по мнению прокатчиков, зритель хочет смотреть. Такая же ситуация с авторской анимацией. Хорошие авторские фильмы никто не видит, кроме профессиональной и фестивальной публики.





Многие спрашивают почему «Лиссабона» нет в прокате. Зрители посмотрели один раз и хотят увидеть еще. В фильме прекрасные актерские работы Марии Смольниковой, Олега Ягодина, дебютантов Степана Харченко и Евгении Бурмаки и других.
Мне бы хотелось найти прокатчика для нашего фильма и хотелось бы увидеть современное фестивальное авторское кино в кинотеатрах. Те фильмы, которые удалось посмотреть на фестивалях, очень интересные.











Елена Трусова:
Ваши работы становятся участниками и призерами многочисленных кинофестивалей. Так, наверное, самый титулованный проект – это «Брут», участвовавший в Каннском кинофестивале, получивший Гран-при фестиваля в Кракове Etiuda i Anima и фестиваля анимационных фильмов Крок, Приз на фестивале в Суздале и многие другие награды. А как вы оцениваете свои работы, есть ли те, которые особенно дороги вам?





Светлана Филиппова:
Когда работа над фильмом заканчивается, я стараюсь его не пересматривать. Иногда приходится присутствовать на показах, и я всегда удивляюсь, будто это снимала не я, а другой человек.
Мне нравится формулировка «искусство утешает, не обманывая». Стараюсь придерживаться этого правила в процессе.
Мне дорог каждый фильм, хотя всегда есть желание что-то переделать.











Елена Трусова:
Как-то несколько лет назад в одном из интервью вы отмечали, что, несмотря на всю широту анимации, в ней не все возможно сделать. Например, показать тончайшие вещи. А в игровом кино все сделать возможно. Теперь, сняв игровую картину, придерживаете ли вы такого же мнения? Или все-таки продолжите пытаться передавать чувства и эмоции персонажей посредством анимации?





Светлана Филиппова:
Это разные способы мышления.
Я вспоминаю слова Киры Муратовой: «Нельзя назвать ни "правдой", ни "неправдой" ту модель, которую ты накладываешь на мир. Она все равно его "лакирует", пусть даже в очень грустном варианте. Модель организует мироздание, чтобы мозг его воспринял и утешился — утешился хотя бы, так сказать, игрой ума. Пусть это будет очень грустно, очень печально, но радость формы дает радость мозгу, и это утешает. Любое искусство не является правдой, любое искусство является тем или иным уровнем лакировки модели мироздания, которое мы не можем охватить разумом».
Анимация и игровое кино — разные способы «лакировки».
Мне интересно и то, и другое. Но игровое кино сейчас — особенно.





Автор фото со съемок фильма «Лиссабон»  Андрей Найденов




В 2024 году режиссер Светлана Филиппова начала подготовительную работу над своим новым проектом «Фро», основанном на рассказе Андрея Платонова. Филиппова — известный режиссер анимационного кино, художник и книжный график, в прошлом году завершила работу над своим игровым дебютом — полнометражным фильмом «Лиссабон», показанном на фестивале в Выборге. Корреспондент интернет-портала ПрофиСинема поговорила со Светланой Филипповой как о прошлых работах, так и о новом проекте, о преподавании в школе-студии ШАР, любви к литературе, вдохновении, поисках визуального языка для фильмов и многом другом. Елена Трусова: У вас особенное отношение и любовь к литературе, и она прослеживается в ваших работах. «Брут» сделан по мотивам рассказа Людвига Ашкенази, «Митина любовь» — по произведению Бориса Шергина. Сейчас у вас в работе проект по рассказу Андрея Платонова «Фро». Чем вас зацепила эта история? Каково ваше видение и интерпретация этого рассказа? Что для вас самое ценное в этом произведении, что вы хотели бы передать в фильме? Светлана Филиппова: Меня цепляет сочетание слов, интонация. С этого возникает желание сделать фильм. Дальнейшая работа — это то, что нельзя назвать экранизацией в строгом смысле. Я отталкиваюсь от текста и стараюсь сохранить то, что между строк, а сюжет и подробности могут во многом измениться. Сейчас перечитываю комментарии Набокова к «Евгению Онегину», которые он написал для западных читателей. Это попытка перевести непереводимое. У него есть такой комментарий к строчке Пушкина: «приносят и гитару». Набоков пишет:«Я не могу вполне передать выразительность здесь этого “и”». Вот с этого у меня начинается работа. Я чувствую и не могу вполне передать выразительность текста. И ищу способы через анимацию, рисунок, ритм, движение камеры передать свое впечатление. Когда читаю Андрея Платонова, то меня сразу погружает в какое-то особое состояние его свобода в соединении слов и то, как бытовое сталкивается у него с экзистенциальным. Герои Платонова живут в плену нового послереволюционного языка. И красота фразы может изменить жизнь человека, его судьбу, потому что все персонажи Платонова — последовательные в своей страсти люди. Фрося и Федор любят друг друга, но он уезжает далеко «жить как нужно, жить по-настоящему». Он мечтает о «коренном изменении жалкой души человека», а Фрося — о том, чтобы он был рядом. Вернувшись ненадолго, Федор опять уезжает, «чтобы поделать все дела». — Какие дела? — узнавала Фрося у своего отца. — Не знаю. Он сказал, ты все знаешь; коммунизм что ль, или еще что-нибудь. Абсурд, который управляет жизнью человека, привлекает меня в этой истории. Рассказ этот перекликается с «Душечкой» Чехова. Хочется подробнее изучить характер главной героини Фро, которая способна не на самые лучшие поступки в проявлении своей любви. Елена Трусова: В какой технике будет сделан фильм? Светлана Филиппова: Я думаю о сочетании нескольких техник. Многослойный рисунок на кальке углем, пастелью, рисунок тушью, коллаж. Елена Трусова: Вы – автор иллюстраций к различным литературным произведениям, в том числе к «Чевенгуру» Андрея Платонова, «Темным аллеям» Ивана Бунина, «Левше» Николая Лескова и многим другим. Продолжаете ли вы работу в этой сфере? Светлана Филиппова: Да, через месяц в издательстве «ВИТА НОВА» выйдет «Замок» Кафки с моими иллюстрациями. Елена Трусова: Уже ваш первый анимационный проект – дипломный фильм «Ночь пришла» на Высших курсах сценаристов и режиссеров — стал поистине уникальным. Он сделан в сыпучей технике с помощью кофе и образы из него по-настоящему запоминаются. Можете вспомнить, как вы пришли в анимацию, и рассказать про свое обучение и работу над дебютным проектом? Светлана Филиппова: Я филолог по первому образованию. В начале девяностых увидела по телевизору передачу про отделение режиссеров-мультипликаторов на Высших Режиссерских курсах. Там преподавали тогда Хитрук, Норштейн, Назаров, Хржановский. В передаче показывали отрывки из фильмов выпускников, в том числе Александра Петрова. И я поняла, что хочу там учиться. Когда я училась, рассказала Федору Савельевичу Хитруку историю, которую хотела сделать. У него был особый дар чувствовать способности каждого и направлять в нужную сторону. Он показал мне фильм Кэролайн Лиф «Филин женится на гусыне», сделанный в порошковой технике. Фильм произвел на меня сильное впечатление. Так я начала работать в этой технике. Снимали тогда на станках и на пленке. Техника очень сложная, нельзя ошибаться. И не было возможности сразу проверить, получилась ли сцена. Нужно было ждать, когда проявят и напечатают пленку. Елена Трусова: Вы практически не делаете перерывов между проектами, сразу после окончания одного переходите к работе над следующим? Расскажите, как к вам приходят идеи для очередного проекта и с какими чувствами вы приступаете к работе над каждым из них? Светлана Филиппова: Я стараюсь делать перерывы или после фильма рисовать иллюстрации к книге, чтобы переключаться и отдыхать. Идеи приходят всегда по-разному. Иногда какие-то воспоминания не отпускают, или книга, к которой возвращаешься. Мне интересны неразрешимые ситуации, живые характеры, чтобы было еще смешно и грустно. Елена Трусова: Школа-студия ШАР играет в вашей творческой и профессиональной жизни большую роль. Здесь вы не только делаете фильмы, но и преподаете режиссуру. Какой вы преподаватель? Помните ли вы ваших учителей и стараетесь ли работать с учениками так же? Светлана Филиппова: Я помню первое впечатление от наших преподавателей. По отношению к нам, ученикам, — полное принятие, уважение. Мы много шутили, смеялись в процессе, но результат оценивался строго. Это было даже не в словах. Самое строгое, что мог сказать Хитрук: «Не понимаю. Ищите другое решение». Назаров начинал свою критику словами: «Поправьте меня.» или «В порядке бреда.». Никаких оценок личности, никакого желания самоутвердиться, скромность и доброта. Дистанция была, но отношения быстро становились дружескими. Для меня преподавание — это больше общение на равных, а не обучение. Студенты иногда удивляют неожиданными решениями. Если не удивляют, главная моя задача — сбить с толку, сломать привычный взгляд на способ рассказывания истории, на изобразительное решение и звук. Мы много читаем вместе, смотрим фильмы, разговариваем. Постепенно в разговоре что-то меняется в каждом. За два года люди становятся другими. За этим интересно наблюдать. Это не только в профессии проявляется. Елена Трусова: Вы входите в художественный совет при студии ШАР вместе с Андреем Хржановским, Леонидом Шмельковым, Иваном Максимовым, Екатериной Соколовой и Алексеем Деминым. Решения совета выстраивают стратегию запуска отдельных проектов по степени их актуальности. По каким критериям вы оцениваете проекты и решаете, с какими из них стоит работать? Светлана Филиппова: Самое главное — талант автора. Часто оценка начинается даже не с истории, а с изобразительного решения. Рассказать что-то за пять-десять минут, чтобы заставить зрителя плакать и смеяться, очень сложно. Но в анимации иногда историю словами не расскажешь. Например, в замечательном фильме «Хаммам» Флоранс Мьель женщины моются в бане. Вот и весь сюжет. И так со многими выдающимися работами. Елена Трусова: Редко проекты принимаются сразу и безоговорочно, зачастую худсовет рекомендует их доработать — сделать изменения в сценарии или изобразительной части. Что вы говорите начинающим художникам-аниматорам и какие советы даете в работе над проектами? Светлана Филиппова: Никто, кроме автора, не может до конца представить, что получится в результате. И автор в начале работы не знает до конца, как все сложится. Поэтому важно верить в автора, в то, что в процессе он сам придет к каким-то решениям. Что можно сделать — обратить внимание на банальность и предсказуемость решения, посоветовать посмотреть какого-то художника, показать фильм. Я прошу своих студентов прочесть лекции Набокова по русской и зарубежной литературе в начале обучения. Это сразу решает многие проблемы. Иногда в процессе обсуждения приходит какой-то неожиданный поворот сюжета или другая техника исполнения. Елена Трусова: Вы — известный режиссер анимационного кино — стали пробовать работать в другом пространстве — пространстве игрового кино. Что сподвигло вас на это решение? Светлана Филиппова: Всегда хотела снимать игровое кино, просто не хватало смелости. Это другой способ мышления, другая свобода. Мне этой свободы не хватало в анимации. Несколько лет собирался сценарий. Я не была уверена, что смогу его реализовать. Но обстоятельства так сложились, что все получилось. Елена Трусова: Ваш игровой дебют «Лиссабон» посвящен сложностям принятия, переживанию распада семьи и зарождению мечты на фоне происходящих событий. Фильм очень поэтичен, похож на черно-белый сон и проживается, скорее, на эмоциональном уровне. Расскажите, как вы начинали работать с этим проектом и как искали нужный визуальный язык и стилистику? Светлана Филиппова: Хотелось показать невидимое. Что скрывается за самыми обычными разговорами и занятиями. Чтобы было что-то, что существует и чувствуется помимо этих разговоров. Это сложно сделать в анимации. И в игровом кино тоже сложно. Герои говорят одно, а имеют в виду другое. И история есть, но она не очевидна. Обычно в кино конфликт проявляется в разговоре. Один хочет одно, другой — другое. Зритель подключается и начинает сопереживать. А в нашей истории люди не говорят о том, чего они хотят. Им страшно говорить о том, что важно для них. Визуальный язык для каждого фильма обычно придумывается в процессе рисования раскадровки и эскизов. С оператором Андреем Найденовым мы обсудили каждую сцену. Я показала эскизы и раскадровку, он предложил свои решения, попросил показать фотографии-референсы. Так мы нашли общий язык. Какие-то решения приходили, когда выбирали объекты для съемок, что-то сложилось случайно. Фильм снимали в Екатеринбурге. Там переменчивая погода: летом то солнце, то короткий дождь. Я захотела это использовать. Так появилась сцена с дождем и шахматистами. Если не удавалось договориться о
Понравилось:
Автор: Олимпиада
Комментариев: 0

ДОБАВИТЬ БАННЕР


Ольга Грановская: «Список наград фильмов
02.04.24, 08:15
Николай Маковский: «Вся история школы-студии
01.01.24, 08:15
Анастасия Жакулина: «Моя аудитория –
05.04.24, 08:15
Варя Яковлева: «В фильме «Ванлав» я решила
09.12.23, 08:15
Биография Натали Портман - Иностранные
28.01.24, 08:16
Самые ожидаемые фильмы 2024 года - «Новости
02.01.24, 08:15
Комментарии для сайта Cackle
Комментарии для сайта Cackle
Полезно знать


Андрей Максимов - Биография
О знаменитости Дата рождения 20 октября 1998 г. ...  →  Подробнее:)
Мы в соц. сетях
подписаться на новости
Актёры и режиссёры
Разместить рекламу
ДОБАВИТЬ БАННЕР


       
Лучшие посты
Недавние посты
популярные теги


Перейти к последним новостям сайта :)
up
Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика